Сделки с недвижимостью: правовая экспертиза и проверка законности сделки

Алексеев Вадим Александрович, профессор кафедры гражданского и предпринимательского права РГАИС, доктор юридических наук.
Статья содержит анализ последних изменений законодательства, связанных с разграничением компетенции и ответственности нотариусов и органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимость по поводу правовой экспертизы и проверки законности нотариально удостоверенных сделок.
Ключевые слова: нотариальное удостоверение, регистрация прав на недвижимость, сделки с недвижимостью, правовая экспертиза, проверка законности сделки.
1 февраля 2014 г. частично вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации от 21 декабря 2013 г. № 379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Применительно к правовой регламентации деятельности нотариата и органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимость, безусловно, основным положением, которым дополнено законодательство, являются нормы о разграничении компетенции и ответственности нотариуса и органов Росреестра в процессе оформления отношений участников сделок с недвижимым имуществом.
Вопрос о соотношении деятельности нотариуса, удостоверяющего сделку с недвижимостью, и органов, проводящих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, с самого начала государственной регистрации был предметом острых дискуссий между нотариусами, нотариальными палатами и регистраторами. Идея о том, что нотариально удостоверенные сделки с недвижимостью не должны подвергаться дополнительной проверке регистратором либо должны проверяться «по сокращенной программе», существовала в нотариальном сообществе начиная с 1994 г. Этой идее активно сопротивлялись регистраторы, при этом в качестве основного аргумента звучало то, что закон возлагал на них ответственность за действительность зарегистрированных прав независимо о того, удостоверена сделка нотариально или нет.
Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в течение 16 лет своего действия не делал какого-либо различия между порядком правового исследования договоров, совершенных в простой письменной форме, и нотариально удостоверенных договоров. Все они в соответствии со ст. 13 этого Закона были объектом правовой экспертизы документов, проверки законности сделки, в том числе установления отсутствия противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами на объект недвижимого имущества, а также других оснований для отказа в государственной регистрации прав или ее приостановления.
———————————
Федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ. Далее — Закон о регистрации.
Теперь абзац третий п. 1 ст. 13 Закона о регистрации звучит иначе и относит к компетенции регистратора: «правовую экспертизу документов, в том числе проверку законности сделки (за исключением нотариально удостоверенной сделки) и установление отсутствия противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами на объект недвижимого имущества, а также других оснований для отказа в государственной регистрации прав или ее приостановления в соответствии с настоящим Федеральным законом».
Аналогичные изменения внесены и в абзац одиннадцатый п. 1 ст. 17 Закона о регистрации, в которой из состава правовой экспертизы нотариально удостоверенных сделок также исключена проверка законности сделки.
Следствием вышеуказанных изменений стало введение в Закон о регистрации положения о том, что «при государственной регистрации прав на основании нотариально удостоверенной сделки органы, осуществляющие государственную регистрацию прав, не несут ответственность за законность сделки» (абзац четвертый п. 1 ст. 31 Закона о регистрации).
Итак, с одной стороны, сделки, удостоверенные нотариально, не подлежат проверке на законность регистратором, а с другой стороны, с регистратора снята ответственность за законность сделки.
Казалось бы, все логично. Законность удостоверяемой им сделки проверяет нотариус, он же несет ответственность (прежде всего материальную) за удостоверение незаконной сделки.
Единственное понятие, подлежащее в этом случае максимально точному определению, — понятие законности сделки. Без этого споры между нотариусами и регистраторами, заложниками которых будут участники сделок, не прекратятся, а процесс оформления прав на недвижимость по нотариально удостоверенным сделкам не упростится.
Попробуем найти ответ на этот вопрос в законодательстве. Статья 163 ГК РФ содержит положение о том, что «нотариальное удостоверение сделки означает проверку законности сделки, в том числе наличия у каждой из сторон права на ее совершение». Хотя определение понятия законности сделки здесь отсутствует, но из этой формулировки можно однозначно заключить, что в эту проверку входит проверка права сторон на совершение сделки. Статья 54 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате включает норму о том, что «нотариус обязан разъяснить сторонам смысл и значение представленного ими проекта сделки и проверить, соответствует ли его содержание действительным намерениям сторон и не противоречит ли требованиям закона». Из этого можно заключить, что нотариус несет ответственность за соответствие закону содержания удостоверяемой сделки.
Более подробно порядок деятельности нотариуса при установлении сделок с имуществом регламентируют Методические рекомендации по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации . Пункт 10 Рекомендаций предписывает нотариусам при удостоверении сделок с имуществом проверять:
———————————
Утверждены Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 15 марта 2000 г. № 91.
— принадлежность этого имущества на праве собственности или ином вещном праве;
— наличие сособственников;
— наличие обременений, запрещения отчуждения или ареста данного имущества.
Пункт 11 Рекомендаций при совершении сделок с недвижимым имуществом требует от нотариуса проверять документы, предусмотренные Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».
Пункты 15 — 18 Рекомендаций говорят о необходимости проверки наличия согласия на совершение сделки, когда необходимость такого согласия и запроса такого согласия предусмотрена законодательством (п. 2 ст. 295, п. 1 ст. 297, п. 2 ст. 250, п. 1 ст. 26, п. 1 ст. 30, п. 2 ст. 37, п. 4 ст. 292 ГК РФ, ст. 35 Семейного кодекса РФ).
Какие из описанных в Рекомендациях действий следует относить к проверке нотариусом законности сделки? Вполне очевидно, что все они служат этой цели: не будет законной сделка, если отчуждение производится лицом, не имеющим вещного права на ее предмет; наличие сособственников ставит вопрос о соблюдении правил п. 2 ст. 250 ГК РФ); наличие или отсутствие согласия влияет на решение вопроса о праве лица на совершение сделки; незаконным может быть совершение сделки при наличии ареста, запрещения; наличие обременения предполагает его обязательное указание в договоре, а в некоторых случаях требует согласия на сделку (например, иногда при ипотеке).
Таким образом, можно сказать, что практически вся деятельность нотариуса при удостоверении сделки с недвижимым имуществом, направлена на обеспечение (проверку) ее законности. Но означает ли это, что при поступлении документов на регистрацию регистратор не может или не должен проверять некоторые обстоятельства, которые уже были предметом проверки нотариусом?
Посмотрим теперь на проверку законности сделки с точки зрения деятельности регистрирующего органа.
К сожалению, на основании Закона о регистрации также непросто установить, что именно относится к проверке законности сделки, а что составляет иные аспекты правовой экспертизы документов. Из новой формулировки п. 1 ст. 13 Закона о регистрации можно заключить, что правовая экспертиза, по общему правилу, включает в себя проверку законности сделки, а кроме того, установление отсутствия противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами на объект недвижимого имущества, а также других оснований для отказа в государственной регистрации прав или ее приостановления. Из такой формулировки следует вывод, что для нотариально удостоверенных сделок из правовой экспертизы исключается только проверка законности сделки, а все остальные элементы правовой экспертизы присутствуют.
Таким образом, правовая экспертиза нотариально удостоверенной сделки включает в себя:
а) установление противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами,
б) установление других оснований для отказа в государственной регистрации,
в) установление оснований для приостановления государственной регистрации.
Приходя к такому выводу из текста новой редакции п. 1 ст. 13 Закона о регистрации, мы исключили для себя иное толкование этой нормы, которое могло бы заключаться в том, что нотариально удостоверенные сделки вообще не подлежат правовой экспертизе. Во-первых, такое толкование не вытекает из текста анализируемой нормы. Если бы ее авторы имели в виду исключение правовой экспертизы для нотариально удостоверенных сделок и невозможность отказа в их регистрации, они так бы и написали: «Нотариально удостоверенные сделки не подлежат правовой экспертизе». Однако это означало бы невозможность отказа в регистрации прав на основании таких сделок, что абсолютно не соответствовало бы стабильности гражданского оборота.
Итак, мы вынуждены разграничивать проверку законности и иные элементы правовой экспертизы. Начнем с установления противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами. Очевидно, что с этой целью регистратор должен обратиться к реестру для проверки, является ли лицо, осуществляющее распоряжение имуществом (продавец, даритель, арендодатель и пр.), обладателем вещного права на него на момент регистрации, т.е. фактически проверить законность сделки с точки зрения права одной из сторон на ее совершение, что уже было сделано нотариусом при удостоверении сделки (он проверил правоустанавливающие документы и запросил выписку из ЕГРП ). Из этого можно заключить, что данный вид проверки не включается в проверку законности сделки в смысле п. 1 ст. 13 Закона о регистрации. Это вполне соответствует и реальной практике регистрации, поскольку могут существовать ситуации, когда после выдачи выписки из ЕГРП, но до удостоверения договора собственник объекта уже произвел отчуждение объекта другому лицу, о чем нотариусу не было известно.
———————————
Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Теперь обратимся к деятельности по установлению других оснований для отказа в государственной регистрации. Нужно отметить, что Закон не исключает для нотариально удостоверенных договоров применения каких-либо оснований для отказа в регистрации, установленных ст. 20 Закона о регистрации, как это сделано для случаев государственной регистрации по требованию судебного пристава-исполнителя (п. 1.1 ст. 20 Закона о регистрации) или на основании судебного решения (п. 1 ст. 28 Закона о регистрации). Вместе с тем исключение правовой экспертизы нотариально удостоверенных договоров, безусловно, должно сокращать перечень возможных причин отказа в регистрации, иначе такое изменение Закона не имело бы никакого смысла.
Обратимся к основаниям отказа, перечисленным в ст. 20 Закона о регистрации. Последовательное рассмотрение этих оснований приводит к выводу, что нотариальное удостоверение договора и проверка его законности нотариусом не может полностью исключить применение большинства оснований отказа . Так, например, нельзя исключить обращение в Росреестр за регистрацией перехода права на морское судно на основании нотариально удостоверенного договора (абзац 2 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации), с заявлением о регистрации права на основании нотариально удостоверенного договора может обратиться лицо, не имеющее соответствующих полномочий (абзац 3 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации) и т.д. Нужно отметить, что ряд оснований отказа сформулирован весьма неудачно , в связи с чем на практике они очень редко применяются.
———————————
Не может быть применен к таким договорам лишь абзац 5 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации, где речь идет об актах государственных органов и органов местного самоуправления, а не о сделках.
См.: Алексеев В.А. Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования.
По статистике, наиболее часто используемым основанием для отказа является абзац 4 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации: «документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства» . Поскольку в этом основании речь идет о соответствии законодательству, логично предположить, что если в отношении договора нотариусом проведена проверка его законности, то любые несоответствия договора законодательству должны быть исключены. Но означает ли это принципиальную невозможность использования данного основания для отказа к нотариально удостоверенным договорам?
———————————
Среди общей массы отказов, изученных автором, отказы по этому основанию составляют 91%, причем обращает на себя внимание тот факт, что весьма часто под данное основание подводятся те ситуации, которые подпадают под другие формулировки ст. 20 Закона, а также вообще не охватываются этой статьей.
Нужно отметить, что данный абзац на самом деле содержит два различных основания для отказа — несоответствие Закону по форме и несоответствие Закону по содержанию. Начнем с формы. Применительно к нотариально удостоверенным договорам важно прежде всего соблюдение требований к нотариальной форме их удостоверения. Разумеется, большинство нотариально удостоверенных договоров не имеет нарушений требований к форме их нотариального удостоверения. Однако значит ли это, что регистратор, видя перед собой договор, исполненный на бланке нотариуса, не может и не должен проверить соблюдение всех правил нотариального удостоверения? Ведь нельзя исключить, что на представленном на регистрацию экземпляре по технической ошибке может отсутствовать печать нотариуса либо может быть использована неправильная форма удостоверительной надписи. Как представляется, регистратор может и должен проверять данные обстоятельства, поскольку при описанных нарушениях договор не может считаться нотариально удостоверенным, что, в свою очередь, должно исключать применение к нему правил рассмотрения нотариально удостоверенных договоров.
Кроме того, сам Закон о регистрации содержит определенные общие требования к форме документов, которые сформулированы в ст. 18: в установленных законодательством случаях документы должны быть скреплены печатями, должны иметь надлежащие подписи сторон или определенных законодательством должностных лиц; тексты документов должны быть написаны разборчиво, не иметь подчисток либо приписок, зачеркнутых слов, не могут быть исполнены карандашом, а также иметь серьезные повреждения, не позволяющие однозначно истолковать их содержание. С учетом этих требований вполне можно представить, что после нотариального удостоверения договора в него могут быть внесены неоговоренные исправления, сделаны подчистки и приписки, а сам договор может быть порван и измят настолько, что однозначно истолковать его содержание нельзя. Было бы странно, если бы факт нотариального удостоверения договора требовал от регистратора закрыть глаза на перечисленные обстоятельства.
Таким образом, следует признать, что отказ в регистрации права на основании нотариально удостоверенного договора возможен как в связи с нарушениями нотариальной формы договора, так и в связи с нарушением общих требований к форме документов, установленных ст. 18 Закона о регистрации.
Перейдем к содержанию нотариально удостоверенных договоров. Может ли регистратор, не имеющий права проверять законность сделки, отказать в регистрации права по данному основанию? Для ответа на этот вопрос требования к содержанию можно разделить на две группы. Первая группа относится к сведениям, которые в обязательном порядке должны содержаться в правоустанавливающих документах. Эти требования перечислены в ст. 18 Закона и Правилах ведения ЕГРП . В частности, в ст. 18 указано, что правоустанавливающие документы должны отражать информацию, необходимую для государственной регистрации прав на недвижимое имущество в ЕГРП, содержать описание недвижимого имущества и вид регистрируемого права. Кроме того, они должны включать наименования юридических лиц без сокращения, с указанием их места нахождения, а также полностью написанные фамилии, имена, отчества и адреса места жительства физических лиц. В правилах ведения ЕГРП эти требования конкретизируются (см. п. 18 Правил и др.). Как представляется, при несоответствии нотариально удостоверенного договора этим требованиям регистратор вправе и должен отказать в регистрации. Отсутствие в договоре необходимых для внесения в реестр сведений технически исключает возможность регистрации, поскольку данные в ЕГРП должны вноситься именно из правоустанавливающего документа. Если в нотариально удостоверенном договоре отсутствуют необходимые данные о лице, приобретающем право, либо об объекте недвижимости, то в регистрации права может быть отказано в связи с несоответствием договора по содержанию требованиям законодательства.
———————————
Утверждены Постановлением Правительства РФ от 18.02.1998 № 219.
Вторая группа требований к содержанию относится собственно к смыслу документа, к содержанию закрепленного в нем волеизъявления лица или нескольких лиц. Видимо, именно в этой сфере компетенция регистратора должна быть ограничена фактическим запретом на проверку законности договора. Можно сказать, что Закон освобождает регистратора от анализа соответствия законодательству условий договора, одновременно снимая с регистрирующего органа ответственность за несоответствие Закону условий нотариально удостоверенных договоров, прошедших регистрацию.
Разумеется, может возникнуть вопрос о том, что делать регистратору, если он все же выявил нарушение Закона в содержании условий нотариально удостоверенного договора? Для ответа на этот вопрос обратимся к ст. 168 ГК РФ в редакции Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ . В ней говорится о том, «что за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки». А в п. 2 этой статьи указывается, что ничтожной может быть только «сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц». Как известно, новая редакция данной статьи кардинально отличается от предыдущей, в соответствии с которой «сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения».
———————————
Федеральный закон «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».
Представляется, что с учетом замены презумпции ничтожности на презумпцию оспоримости сделки, не соответствующей требованиям Закона, должен быть существенно изменен подход к правовой экспертизе сделок регистратором. Само по себе несоответствие Закону условий договоров, представленных для регистрации прав, не должно быть основанием отказа в отношении как нотариально удостоверенных договоров, так и договоров, совершенных в простой письменной форме. Только в том случае, когда условия договора противоречат Закону и одновременно посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, в регистрации права может быть отказано в связи с несоответствием содержания договора законодательству.
Но возможен ли такой отказ в отношении нотариально удостоверенного договора? С учетом рассмотренных изменений в Законе о регистрации на этот вопрос следует ответить отрицательно, поскольку п. 1 ст. 13 этого Закона следует рассматривать как прямой запрет регистратору проверять условия договора на соответствие Закону. Конечно, возможно и иное решение данного вопроса — установление обязанности регистратора отказать в регистрации права, если, по его мнению, несоответствие нотариально удостоверенного договора Закону влечет ничтожность этого договора. Однако такое соотношение компетенции нотариуса и регистратора обязательно приведет к спорам между ними о том, в какой степени несоответствие Закону условий договора влечет ничтожность последнего, что негативно отразится на участниках сделок. В конечном итоге это может свести на нет правовое значение положения об исключении проверки законности нотариально удостоверенных договоров регистратором и привести к ситуации, когда регистратор будет проводить деятельность, от ответственности за результаты которой он освобожден.
Однако нужно иметь в виду, что такой запрет не исключает выявления ситуаций, когда нотариально удостоверенный договор нарушает права и интересы третьих лиц. Но при выявлении таких обстоятельств вполне могут и должны использоваться иные основания для отказа. Так, например, если выяснилось, что к моменту поступления договора на регистрацию отчуждатель перестал быть собственником объекта, то должно быть использовано основание для отказа, предусмотренное абзацем 11 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации — «имеются противоречия между заявленными правами и уже зарегистрированными правами». В случае, если в договоре не указаны обременения имущества, в том числе и возникшие после его составления, применению подлежит абзац 7 — «лицо, которое имеет права, ограниченные определенными условиями, составило документ без указания этих условий».
В заключение сформулируем несколько выводов:
Новая редакция п. 1 ст. 13 Закона о регистрации исключает из состава правовой экспертизы, проводимой регистратором в отношении нотариально удостоверенных договоров, проверку их законности.
В законодательстве отсутствует определение проверки законности договоров и соотношения этого понятия с понятием правовой экспертизы, что неизбежно вызовет трудности в применении данной нормы. Для минимизации этих трудностей должны быть приняты нормативные акты, дающие ответы на возникающие вопросы. До принятия этих актов вопросы могли бы решаться совместными документами Росреестра РФ и Федеральной нотариальной палаты.
Запрет на проверку законности нотариально удостоверенных договоров означает невозможность отказа в регистрации права, возникающего на основании такого договора, в связи с:
а) несоответствием законодательству содержания условий договора;
б) отсутствием необходимых согласий на совершение сделки;
в) несоблюдением правил отчуждения объекта, в отношении которого имеется право преимущественной покупки.
С учетом содержания ст. 168 ГК РФ регистратор вправе отказать в регистрации права на основании несоответствия Закону содержания условий договора (независимо от его нотариального удостоверения) только в том случае, если эти условия противоречат Закону и одновременно посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.
Литература
1. Алексеев В.А. Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования. М., 2007. С. 244 — 272.
Алексеев В.А. Сделки с недвижимостью: правовая экспертиза и проверка законности сделки // Нотариус. 2014. № 4. С. 3 — 7.

Posted in Наши риелторские услуги.